Директор Фонда  Николая Никогосяна Гаянэ Никогосян: «Мы положили карельский гранит на плиту армянского базальта»
07.08.2019 0 0

Директор Фонда Николая Никогосяна Гаянэ Никогосян: «Мы положили карельский гранит на плиту армянского базальта»

Интервью
В закладки
Переплетение рук - переплетение судеб. Через неделю - год, будто ушли Николай Багратович Никогосян и его жена Этери...



К этой дате 9 августа Фонд Николая Никогосяна в Ереване открывает выставку его работ в новеньком пространстве. Корреспондент novostiNK намедни действия дискутирует с дочерью Николая Никогосяна Гаянэ.

-Гаянэ,17 августа исполнится ровно год, будто в Ереване был похоронен ваш отец, знаменитый скульптор, Народный живописец СССР, фигура, в какой отражается целый XX век. Расскажите, пожалуйста, о грядущих памятных событиях.

Мы длительно задумывались о том, какой сделать памятник. Как известно, Николай Никогосян – создатель большого числа надгробных памятников: более 20и надгробий самым известным деятелям культуры лишь на Новодевичьем погост (актеру Евгению Урбанскому, композитору Вано Мурадели, конструктору Каро Алабяну, режиссеру Рубену Симонову, поэту Самуилу Маршаку, академику Николаю Зелинскому идр). Много его памятников находится и на Ваганьковском кладбище, на его армянской части. Поэтому пред нами стояла крайне сложная задача: увековечить память архитектора вот такового уровня. Чтобы надгробие соответствовало уровню личности и таланта отца. Одно пора мы задумывались о способности поставить на могиле одну из его скульптурных работ. Но мы поняли, что ни одна из его скульптур не подходит для его надгробия, ведь у каждой из их свое назначение и своя история. Сам он в один прекрасный момент снял копию с надгробия, которое делал его возлюбленный учитель, ваятель и искусствовед Александр Терентьевич Матвеев для известного художника Виктора Борисова-Мусатова, прожившего драматическую жизнь. Он погиб в возрасте 30 5 лет и похоронен в Тарусе. На его могиле – фигура спящего оголенного мальчика, выполненного из гранита. Как мы знаем, живописец в детстве получил травму спины, стал горбуном, тщедушным человеком, однако с нежнейшей душой. И символика этого монумента нам понятна.

Повторюсь, для отца это было одним из любимейших творений его учителя, и он хотел, чтоб список фигуры матвеевского мальчугана была на его могиле. Но этот хрупкий мальчишка для нас не ассоциируется с образом отца. От этой идеи мы тоже отказались, хотя это было непросто, поэтому что он это жажда высказывал неоднократно. И тогда мы решили, что надгробием ему будет предназначаться гранитный камень, отобранный им самим для работы, к которой он не успел приступить.

Этот гранит находился у нас на местности Галереи Нико, и нам казалось, в нем живет неосуществленный план Мастера. Это камень из России, и в этом тоже кушать своя символика. Мы пригласили Анатолия Комелина, 1-го из самых ярчайших и самобытных архитекторов Москвы, к нему родитель относился с огромным почтением и даже почтением. Когда Анатолий Федорович поглядел на этот камень, он сказал, что к нему фактически нечего дополнить. Он лишь наметил там символ вечности. И на нем мы начертали подпись отца на российском языке. Николай Багратович родился в Армении, вырос и сформировался там, однако основную доля жизни он, все-таки, прожил в России. И потом погибели возвратился в Армению, с которой он сроду не расставался в душе. И это сочетание армянского и российского в его судьбе – оно неделимо. Поэтому мы положили этот карельский гранит на плиту армянского базальта, на плите - надпись «Скульптор Николай Никогосян» и его годы жизни (1918-2018). Архитектором монумента и одним из основных участников увековечивания памяти отца стал мой супруг, конструктор Акоп Иликчян. Он работал с папой будто архитектор, потом того, будто он вошел в нашу семью, навалом общался с ним, я думаю, что родитель делил его вкусы в архитектуре.

10 августа в Пантеоне состоится поминальная служба, и мы будем находить этот монумент открытым. Мне бы крайне хотелось, чтоб в этот денек нашу сожаление разделили лишь самые близкие родственники, друзья, а всех почитателей творчества мы будем ожидать в музее 9 августа в 19:00 по адресу ул. Сарьяна, 19-21.

Как стремительно армянские власти пошли вам на встречу с вашей мыслью организовать музей?

Дело в том, что мы ничего не просили: ни земли, ни разрешений. Много годов назад родитель передал мне права на дом, какой принадлежал семье. Он был размещен на улице Рачья Кочара и с течением времени обветшал. Этот зона не имеет никакой культурной традиции. Мне вечно хотелось, чтоб у отца было какое-то памятное пункт в Ереване. Поэтому, естественно, с согласия его и Этери мы продали этот дом, и на эти средства я купила помещение на улице Мартироса Сарьяна, с которым он дружил. И неподалеку от нас находится и его музей. А место нашего музея – оно не такое большое, однако будет крайне знаковым. Поскольку в Армении мы оставили порядка 80 его скульптур, экспозиция будет постоянная. Но музей не может существовать лишь этим. И живопись для экспозиции будет повсевременно меняться. И статуя будет по-разному ставиться, однако она будет лишь отца. А живопись будет различных художников. Эта галерка станет домом для произведений папиных современников. Во многих семьях остались работы целого поколения армянских живописцев, и они часто не имеют способности экспонировать ее. Мы начнем с выставки Ерануи Асламазян, сестры нашей мамы. Ведь не все таки ереванцы могут поехать в Гюмри и поглядеть там ее работы в галерее сестер Асламазян. В прошедшем году в Государственном музее Востока мне удалось сделать выставку Мариам Асламазян «Истории солнечных цветов». А перед Ерануи у меня кушать какое-то чувство вины. Поэтому 1-ая выставка будет ее.


Это такое академическое искусство, которое многие юные армяне не знают…

-Да, и что важно, мы будем предоставлять зал безвозмездно под эти экспозиции. У нас там два зала – одинешенек главный большой, и иной поменьше, и там мы планируем экспонировать произведения юных армянских художников. Я надеюсь, что эта галерка станет культурным центром, какой ереванцы крайне полюбят. Ереванцы, в особенности старшего поколения, отлично знают искусство Никогосяна. Это монумент и Ваану Терьяну, и Микаэлу Налбандяну, и Егише Чаренцу, расположенный около Шахматного дома. Также к этому деньку мы выпустили альбом фото Николая Никогосяна, сделанных известным фотохудожником Борисом Долматовским, снимавшим отца в протяжении 40 лет. Ему будто художнику было любопытно всё: будто Никогосян работает, будто ставит свет, будто разговаривает с моделями… Из этой книжки чтец узнает, будто Николай Багратович умел знакомиться с людьми, дружить, зажигать доверие и почтение к для себя и собственному творчеству.

Беседовала Валерия Олюнина

Фото Бориса Долматовского

Источник:
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Приглашаем на презентацию книги Ашота Джазояна
Приглашаем Вас на презентацию книги «Наброски графомана в стиле JAZZoяна», которая состоится 23 апреля в «Московском Доме Книги» на Новом Арбате в
 Арест ростовского министра Безуглова продлен на месяц
Суд продлил срок домашнего ареста бывшего министра строительства Ростовской области Николая Безуглова до 27 сентября, сказали 28 августа в суде.
 Патрушев обсудил c Пашиняном вопросы безопасности и поддержка Сирии
Николай Патрушев и Никол Пашинян обсудили вопросы наращивания российско-армянского сотрудничества в области безопасности, экономического и вкладывательного
лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 12.0 бесплатно