Денис Дворников: «Теперь надо найти тот код, тот интерфейс, который будет интересен армянской молодежи»
16.04.2019 0 0

Денис Дворников: «Теперь надо найти тот код, тот интерфейс, который будет интересен армянской молодежи»

Интервью
В закладки
Денис Дворников: «Теперь надо найти тот код, тот интерфейс, который будет интересен армянской молодежи»


Публицист, автор гуманитарных проектов

В этот год нас почти ежедневно ожидал «разбор полетов» российско-армянских отношений. Он шел и в политическом поле, и в информационном, и среди обычных людей. Ты присутствуешь как эксперт, и как организатор своих проектов в Армении и Арцахе порядка 10 лет. Можно ли сегодня найти те «узлы», в которых наши взаимоотношения дают «живую искру», без работы над любовью и многовековыми отношениями?

Да, очень многие в России достаточно резко стали специалистами по Армении. Я немного потерялся на этом фоне, поскольку у меня не было готовых и однозначных ответов на возникшие вопросы. А у экспертов они, как всегда, были. У них всегда есть ответы, о чем бы ни шла речь – Венесуэла, Брекзит, Армения – всё знают, не выходя из коридоров Останкино. Потом волна экспертного интереса немного спала. И теперь можно говорить серьезно, а не в жанре телешоу. «Узлы» есть, и ты сама их прекрасно знаешь. Это люди. И в России, и в Армении. Надо просто говорить с людьми, находить общие интересы, в культуре, бизнесе, в безопасности. Традиционная проблема внешней политики России на территории бывшего Союза, это стремление к работе с элитами, а не с людьми. Отсюда все провалы, и в плане получения информации, и при поиске компромиссов. Вот смотри, сегодня столько тренингов проводится по самым разным темам, но я пока не слышал, чтобы кто-то провел обучающий семинар для армянских предпринимателей о том, как пользоваться механизмами ЕАЭС, чтобы продать свою продукцию или провести другую выгодную сделку. Это просто первый пришедший в голову пример. А сколько всего можно сделать, используя новые технологии, включив новое поколение.

Мне кажется, что драматизация российско-армянских отношений происходит потому что, в эти 30 лет действовала инерция, которая была задана уже нахождением наших государств в СССР. Так ли сильно нас отбросило друг от друга при распаде союзного государства, как, скажем Россию и Литву? Киргизию?

Нас не отбросило. Просто в Армении выросло новое поколение, которое не знает Россию и не понимает, в чём прикол этой большой страны. В английском языке есть устойчивая аббревиатура WIIFM – Whatisitforme?–что это для меня? Новое поколение завораживающе прагматично, это люди, которых не лупили солдатским ремнем и не говорили, что «я» - последняя буква алфавита. Они - классные, очень динамичные и творческие. Их песочница – вся планета. Потому что они в иной коммуникационной реальности. И чтобы увлечь их какой-то страной, надо талантливо и наглядно показать, в чем радость общения с той или иной культурой. Ну не все готовы просто любить страну Пушкина, хотя есть и такие. Но их мало. Геополитика - это выставка-продажа национальных образов. Пока наша витрина немного пыльная и все еще «советская» в самом негативном смысле этого культурного понятия. Притом, что в целом понимание важности создания живого привлекательного имиджа к нам уже пришло, и даже что-то получается. Достаточно вспомнить прошедший чемпионат мира по футболу. Теперь надо найти тот код, тот интерфейс, который будет интересен армянской молодежи. Все в наших руках. Захотим – будем все счастливы. Будем пытаться идти простым путем, работая с десятком министров и олигархов – будем ходить по граблям, пока в Армении не исчезнет русский язык.

Насколько я успела понять из твоих многочисленных выступлений в СМИ и в соцсетях, для вас остается если не болезненным, то крайне неприятным то обстоятельство, благодаря которому русский активист или наблюдатель форматируется армянской стороной. Если сами армяне в своих внутренних спорах и конфликтах многовариантны, могут отступать, менять позицию, то эту же степень свободы и диалогичности они не прощают тому, кто попал в категорию «друзья армянского народа»?

Я очень спокойно отношусь к различным реакциям. Да, армяне – темпераментная аудитория, требовательная. Здесь в полной мере проявляется национальный колорит и характер. Я бы вообще не сильно обращал внимание на критические комментарии. Это импульс. Многие, я уверен, напишут свое «фи» и забудут. Ну а сумасшедшие товарищи, которые атакуют вашу страницу – это случай, который находится вне интеллигентного диалога. Кнопка «бан» лечит это на раз. Гораздо страшнее было для меня наблюдать, как армяне начали просто уничтожать друг друга по политическим мотивам. Читаю я ленту и вижу, как один мой друг грязно материт другого. И в какой-то момент это просто стало невозможно наблюдать. Конечно, в таких условиях что-либо комментировать – глупо. Это главная причина, почему я сократил количество публикаций на армянскую тему. Все что я хотел, я много раз сказал, написал, произнес в микрофон. Не хочу нудеть на одной ноте. А какие-то гипотетические рассуждения и высказывания о нынешнем состоянии армянского общества могут привести к очередному бессмысленному гвалту. Даже если я напишу об аромате армянского кофе, то есть риск получить вопрос, пью ли я этот кофе за здравие Пашиняна или наоборот. Вот это действительно грустно. А то, что касается форматирования русских друзей – то просто не надо форматироваться. Леру Олюнину ценят за то, что она Лера Олюнина, а не за то, что она подстраивается под мнение какой-то группы читателей.

Ты, опытный общественник, юрист-международник, работали как эксперт в Российско-Армянском Содружестве (РАС), но постепенно нашел, кажется, единственную форму взаимодействия с Арменией и Арцахом: это ведение персональных проектов. Так было в Арцахе в августе 2016 года, когда ты привез рок-группу «Сегодня ночью» и организация литературного клуба «Образ» (Степанакерт»), и международная конференция памяти о. Павла Флоренского в Арцахе на базе Университета Месроп Маштоц. Чем ты руководствуешься, когда втягиваешься в то или иное дело, требующее огромного напряжения и поиска финансирования?

Чем-чем… Эмоциями. Это было чистое творчество, которое, как выяснилось, имеет свое место и в общественной деятельности. Оглядываюсь назад и удивляюсь, какие энергетические вихри удавалось закручивать: вовлекать питерских музыкантов, профессоров МГУ, сотни незнакомых людей по всей России и не только. Очень многих людей узнал прекрасных. Но не я первооткрыватель. Были и есть твои проекты, был и есть Юра Навоян, Виктор Коноплев – задолго до меня. Но, мне кажется, что нам удалось вместе придать законченный вид этому жанру международной общественной деятельности. И за ним будущее. Я бы на месте фондов развивал бы тему индивидуальных грантов на подобные проекты. Не для организаций, а для отдельных личностей, готовых вкладывать свои силы ради нашего общего будущего. Мир идет по пути индивидуализации многих процессов, от бизнеса, до политических проектов.

Есть ли у тебя понимание, как можно эффективно отстроить активность тех государственных российских структур, которые работают в Армении? Есть ли аналог хорошей работы Россотрудничества в какой-либо стране СНГ или мира, которая удовлетворяет стратегическим задачам геополитического союза?

Из всего, что у нас есть, мне ближе Фонд Горчакова. По крайней мере, их команда работает с погружением, не равнодушно. В ноябре при их поддержке в Дилижане прошла «Школа молодых лидеров», очень душевно получилось и с пользой для ребят из многих стран. По Россотрудничеству трудно что-то комментировать. Сейчас там снова вменяется руководство. Их деятельность достаточно жестко комментирует Евгений Примаков -младший. Наверное, что-то должно поменяться. Работать надо с разными категориями граждан, отталкиваться от интересов жителей страны, в которой ведется деятельность. Проведите хотя бы две-три социологические фокус-группы и ваша программа будет наполнена содержательными идеями на год вперед. Сейчас мероприятия рождаются из шаблонных календарных поводов, либо высасывается из пальца: «а давайте….». Надо работать не на отчет, не наобум, а для людей, для страны.

Денис, сегодня в политическом поле по линии Россия-Армения-Арцах сложилось два дискуссионных клуба. Так получилось, что ты ни с одним из них не совпал. Ты не мог бы кратко показать те точки в «горизонте событий», стремление к которым лично тебе кажется продуктивным?

Не то, что не совпал, просто Союз армян России на меня обиделся в лице Левона Муканяна и какой-то важной барышни, кажется, по имени Люсик, вот и все. Была совершенно неприличная история, когда меня позвали выступить на памятный митинг 24 апреля, а потом вычеркнули из списка выступающих. Это все такая отвратительная возня, такое мелкое и бессмысленное копошение, в котором теряется смысл любой работы. Не нужны дискуссионные клубы. Это протухший формат, который нужен только для общих фотографий и фуршета. Информационное общество так не работает. Точек никаких нет. Есть движение. И нужно просто владеть современными инструментами, ориентироваться на повестку тех, кому еще нет тридцати.

Беседовала Валерия Олюнина

Источник:
Комментарии (0)
Добавить комментарий
В прошлом ряд послов Армении отказывались от зарплат, теперь же МИД РА будет выделено 347,5 млн драмов
На сегодняшнем заседании правительства кабмин выделил МИД 347 миллионов 522 тысячи драмов из резервного фонда правительства.
Путин об отношениях с Арменией: Надо развивать то, что есть
У Москвы с Ереваном отношения ровные.   В отношениях с Арменией России надо развивать то, что есть. Об этом заявил президент России Владимир Путин в ходе
Замминистра: У Армении в теории есть преференции для экспорта товаров в ЕС
Отношения с ЕС не всегда диктуются экономической логикой…
Баку сам себя загнал в ловушку
Как вы расцениваете заявления Лаврова и Мамедьярова после встречи в Москве министров ИД Армении и Азербайджана? Мамедьяров сказал, что обсуждается
 Туристы из РФ отлично себя ощущают в Армении, их число будет вырастать - Пашинян
Сейчас всюду в Армении, в столице и в туристских центрах, всюду можно услышать русскую речь.
лучший сайт где можно скачать шаблоны для dle 12.0 бесплатно